Нарва 1944 года. Фотоархив.

12 фото
Советские разведчики из подразделения лейтенанта Заносиенко среди городских развалин во время штурма Нарвы. Красноармейцы вооружены пистолетами-пулеметами Судаева образца 1943 года (ППС-43). Источник: Эстонский Исторический Музей (EAM) F3971.
image
Воспоминания о мартовской бомбежке города, написанные старой нарвитянкой Татьяной Гончаренко (Бельской)

«Мы пережили бомбежку все вместе: бабушка, мама и я. Но после никогда о ней не говорили… Мне тогда было 11 лет, но война сделала меня взрослой. Я помню все так хорошо, словно бы это было месяц назад: и звуки, и краски…

6 марта мы все помылись в бельевой лоханке. Бабушка нагрела на плите воды, жарко натопила кухню. Помывшись, собирались пить чай, но не успели – началась бомбежка…

Бомбить начали в 6 часов вечера с Таллиннского шоссе. Сперва самолеты летели высоко со стороны России. Затем они разворачивались, сбрасывали бомбы и уже низко улетали за Ивановскую. Следом летела новая волна самолетов. Те сбрасывали зажигалки на уже разрушенные районы. Вокруг все горело. Мы открыли шторы затемнения, чтобы не сидеть, как в черном мешке, а видеть, что происходит.

Гул самолетов не прекращался. Кроме того начался артиллерийский обстрел. Все небо было красным, на улице светло, как на закате солнца… Свист снарядов и близкие разрывы не прекращались. Было страшно…

Взрыв где-то рядом. И опять – воет, воет все ближе. И – тишина, только шорох в ушах… Открыли глаза (мы все забрались на одну кровать – мама, бабушка и я) – над нами было небо. Крыша нашего домика куда-то улетела, не оказалось и стены, у которой стояла кровать… Получилось, что прямо с кровати мы спустили ноги на улицу. Нигде не было видно ни деревьев в садике, ни стены, ни крыши. Даже не знаю, куда их закинуло через соседний каменный забор. Это было прямое попадание. Высоко в небе со стороны России летели самолеты. По гулу можно было определить, что их было много. Где-то за городом они разворачивались, снижались, сбрасывали бомбы и почти над крышами низко проносились обратно. А высоко над ними уже летела другая волна, и так без конца… Вой самолетов, бомб, свист снарядов, разрывы следовали непрерывно.

Напротив загорелся дом Морозовых и горела типография. Мама повела нас в бомбоубежище – раньше мы туда никогда не спускались. Вместе с жителями соседних домов там были и два немца. Бомбежка не прекращалась, дом все время содрогался, кажется, бомбили только нашу улицу. Выход оказался завален, а надо было выйти наружу, чтобы не сгореть живьем. Немцы нашли в подвале лестницу и через какое-то отверстие, пробитое снарядом, помогли людям выбраться из бомбоубежища и выйти к «пожарке».

Улица наша превратилась в бурлящий поток, эту реку-поток тающего снега нам пришлось перейти вброд. Стали спускаться к реке, там вроде бы не бомбили. Напротив крепости, на углу, стоял одноэтажный рыбацкий домик. Там мы укрылись, но ненадолго. Осколком пробило одну из бочек, стоявших во дворе дома. В бочках были дымовые завесы, дышать стало невозможно.

На горке возле Липовой ямки обнаружили воронку, прямо по краям легли в нее все трое. Через нас летели снаряды, осколки, камни. Бомбили в районе Петровской площади и за массивами домов по улице Мальми. Один раз низко над нами пролетел самолет и пропал за Ивановской. Близко, буквально над головой что-то просвистело, и в яму, где мы лежали, упал камень.

Казалось, этой ночи не будет конца… Но вот разрывов стало меньше, мы выбрались из воронки и вернулись назад к рыбацкому домику. Его уже разбомбило, бабушка не могла идти дальше и осталась в развалинах.

Стало светать. Мы повернули за дом Туйска, везде дымились развалины и догорали деревянные дома. Мы в чем были, в том и остались. Моя мама была удивительно мужественной: ни слез, ни лишних слов. Молча взяла меня за руку и повела к Темному саду.

На том месте, где потом был кинотеатр «Пунане Тяхт», мы увидели мужика в телеге. Раздался гулкий взрыв небольшого снаряда – с Ивановской стороны стреляли по этой телеге прямой наводкой. Мгновение, и телеги с мужиком как не бывало. Заржала упавшая лошадь, забилась в агонии, а на дереве повис, качаясь, окровавленный сапог с оторванной ногой – все, что осталось от мужика. На Рыцарской улице увидели человека с тачкой, какой-то обрубок был в ней: без рук, без ног, практически без лица. И этот обрубок как-то мог говорить и все просил: «Застрелите меня, застрелите меня...». Мама сказала: «Не смотри», но я видела все. Рот у того человека, хоть и залитый кровью, был цел, но не было ни носа, ни глаз.

Кто-то сзади закричал, мы обернулись и увидели, как падает стена горевшего каменного дома. Она наклонилась и, не дойдя до земли, рассыпалась. Все это – и нас, и падающую стену – снимал немецкий кинооператор.

Наконец дошли до убежища под Темным садом. На первом от земли этаже у немцев были устроены нары, нам показали на лестницу, что вела ниже. Спустившись в полной темноте, вышли на какой-то огонек. У коптилки сидели немолодые одетые женщины. Кроме меня, детей там больше не было. Мама ушла за бабушкой, я осталась в подземелье – одна среди чужих и, наверное, задремала. Когда очнулась, мама устраивала бабушку у стенки на полу, на чужих узлах. В этот день мы больше никуда не выходили, отдыхали после страшной бессонной ночи.

Наступило утро следующего дня – 7 марта 1944 года. Мы вышли на воздух, мама набрала в пригоршню снега, умыла лицо и велела мне тоже умыться. Я со страхом последовала ее примеру, но оказалось, что снегом умываться даже приятно. Вытерли лицо маминым носовым платком.

Немцы погнали народ работать. Пошли убирать улицы, собирать убитых, заваливать воронки от бомб камнями – работали на Таллиннском шоссе. Убитых хоронили в окопах в Выйтлевском садике.

Две недели мы сидели под Темным садом. А потом беженцев из Нарвы отправили на грузовиках в Йыхви, товарняком – в Тапа, по узкоколейке – в концлагерь в Тамсалу… В Нарву мы вернулись уже осенью сорок четвертого».

Татьяна Гончаренко (Бельская)

Литературная обработка воспоминаний Татьяны Станиславовны Гончаренко (Бельской) выполнена Светланой Горпинченко для литературно-исторической антологии о Нарве (“О милой сердцу стороне”).

Фотографии Старой Нарвы. Часть 14.

14 фото
Нарва. Бульвар Койдула.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 14. Продолжение следует.

Нарва. Здание Ратуши.
Нарва. Здание Биржи.
Нарва. Вид с башни Германна.
Нарва. Бульвар Койдула.
Нарва. Бульвар.
Нарва. Улица Суур.
Нарва. Вид с Ивангорода на старый мост.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 13.

13 фото
Нарвский певческий праздник 22, 23 и 24 июня 1924 г.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 13. Продолжение следует.

Нарвский певческий праздник 22, 23 и 24 июня 1924 г.
улица Суур
ул. Еха 2 и ул. Германни 7
Нарвский замок фотография со старого моста
Площадь и обелиск
Торговые лавки. ул. Суур. 1930 е. гг.
Река и рыбаки
Вокзал Нарва

Фотографии Старой Нарвы. Часть 11.

8 фото
Нарва. Почтово-телеграфная контора.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 11. Продолжение следует.

Нарва. Почтово-телеграфная контора.
Нарва. Туру 11а, Рюютли 16.
Нарва. ул. Раху 16.
Нарва. Каменная лестница.
Нарва. Темный сад. Променад.
Нарва. Шпили церквей и Ратуши.
Нарва. Каменная лестница. Вид с высоты.
Нарва. Речной пирс.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 10.

8 фото
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 10. Продолжение следует.

Нарва. Зима. Театр Иллюзион.
Нарва. Бастион. Променад в Темном Саду.
Нарва. Бульвар Койдула.
Нарва. Католический костел, 1907, арх. С. Воловский и С. Красовский.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 9.

  • написал: EZer0
  • 1110
13 фото
Нарва. Бастион. Речной порт и пароход.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 9. Продолжение следует.

Нарва. Ратушная площадь. Слева здание биржи с первоначально двухярусной башней. Рисунок Ф. Франкенберга. 1746.
Нарва. Старый мост через реку Нарова.
Нарва. Здание компании Эинеръ.
Нарва. Портал жилого дома по улице Койду 2.
Нарва. Офицерское собрание по улице Вестервальской.
Нарва. Бастион. Речной порт и пароход.
Нарва. Фасад здания ул. Виру / ул. Эха. 1930е гг.
Нарва. Жилое здание. ул. Эха 2. 1930е гг.
Нарва. Вид с высоты птичьего полета.
Нарва. ул. Эха 2, ул. Германни 7.
Нарва. Улица Рюютли.
Нарва. Городской музей.
Нарва. Ул. Койду 4.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 8.

  • написал: EZer0
  • 1960
13 фото
Нарва. Старая аптека с 1668 г. Vana Apteek.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 8. Продолжение следует.

Нарва. Старая аптека с 1668 г. Vana Apteek.
Нарва. Променад на бастионе.
Нарва. Церковь. ул. Viru 18.
Нарва. Peetri muuseum.
Нарва. Ратуша и обелиск.
Нарва. Рыночная площадь. Обелиск.
Нарва. ул. Viru 14.
Нарва. Городской музей.
Нарва. Дворец Петра I.
Нарва. Германская башня.
Нарва. Портал здания Ратуши.
Нарва. Дом на улице Vahe 3.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 7.

  • написал: EZer0
  • 1756
11 фото
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 7. Продолжение следует.

Каменная лестница. Нарва.
Портал здания 1930-е гг. Нарва.
улица Koidu 4. Нарва.
Река Нарова. Вид на крепость. Нарва.
улица Suur 6 (Вышгородская 6). Нарва.
улица Westervalli 7. Нарва.
Базарная площадь и обелиск. Нарва.

Старая Нарва. Цветные фотографии

  • написал: EZer0
  • 1341
10 фото
Часть каменного вала. Нарва.
image
Старая Нарва. Цветные фотографии.

Часть каменного вала. Нарва.
Германская башня. Нарва.
Лютеранская церковь св. Петра. Нарва.
Почтовая и Телефонная контора. Нарва.
Каменная лестница. Нарва.
Река Нарова. Нарва.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 6.

  • написал: EZer0
  • 1278
13 фото
Нарва. Улица Суур.
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 6. Продолжение следует.

Нарва. Улица Суур.
Нарва. Снимок с самолета.
Нарва. Снимок с высоты птичьего полета.
Нарва. Улица Кирочная (Rahu).
Фасад здания. ул. Виру, 6. 1930-е гг.
Важня на Ратушной площади, приблиз 1740 г., Ф. Франкенберг.
Narva Kaubanduse kool. Торговая школа, Нарва.

Порталы 1650-х гг.
1. дома Л. Нуменса, по улице Виру, 12. 1650.
2. дома М. Шоллбаха, по улице Туру, 12. 1653.

Старые фото. Дворец Тойла изнутри.

15 фото
image
Старые фото. Дворец Тойла изнутри.

Оруский парк был создан в конце 19-начале 20 вв. В свое время оформление Оруского замка стало одним из самых грандиозных в Эстонии: по своей форме он напоминает, возможно, Потсдамский дворец с садом в Германии, но благодаря интересному рельефу гораздо более великолепный, воздушный, белый… Уже только его размер и великолепие стали признаками своего времени ещё в момент создания.Оруский парк вполне уникален даже в контексте Прибалтики(по размеру и степени сохранности с ним сравнятся, пожалуй только Кадриорг или лесопарк мызы Палмсе, парки мыз в Алуксне(Латвия) или Паланге(Литва).
Примечательность Оруского замкового ансамбля заключается не только в рельефе и ландшафтном дизайне. Ансамбль Оруского замка является знаковым, особенно, если обратить внимание на личности, занимавшиеся его планированием. Архитектор Гавриил Барановский и ландшафтный садовник Георг Куфальдт в то время оба являлись в царской России лучшими мастерами своего дела. Барановский был одним из ведущих архитекторов и теоретиков архитектуры в России того периода, оказал значительное влияние на архитектуру югендстиля и неоклассическую архитектуру.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 5.

  • написал: EZer0
  • 1160
14 фото
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 5. Продолжение следует.

Фрагменты порталов. 1 — дома Х. Мундта. по улице Рюютли, 18. 2 — дома М. Шоллбаха по ул. Туру, 12.
Нарва. Hermanni tänav.
Нарва Домик Петра Великого. Rüütli 21 ja Rüütli 28.
Нарва. Жилое здание, ул. Суур, 21. 1930е гг.

Фотографии Старой Нарвы. Часть 4.

  • написал: EZer0
  • 1805
13 фото
image
Фотографии Старой Нарвы. Часть 4. Продолжение следует.

Ворота в ограде городской церкви. Ворота Смерти.
Старая Нарва. Компания Эйнгер.
Церковь Святого Петра. 1ая половина 20 века. Walge 2.
Нарва. Мужская Гимназия.
Нарва. Rüütli 21.
Старая Нарва. Вид с высоты птичьего полета.
ул. Westervalli. Нарва.
Нарва. Ратуша. Ратушная площадь и Биржа.
Нарва, ул. Westervalli 38.

И. П. Павлов. Силламяги

7 фото
Городошная компания на даче И.П.Павлова. Справа от академика в белом пиджаке - Николай Дубовской.
image
… После рождения Верочки прекратились поездки на лето к родным Серафимы Васильевны. Павловы обзавелись собствен­ной дачей в местечке Силламяги, за Нарвой. Это был при­морский уголок по соседству со знаменитым курортом Гунгенбург (теперешней Усть-Нарвой) с мягким, приятным кли­матом. Дача была несколько запущена, но это нисколько не смутило Ивана Петровича, — он с жаром принялся наводить порядок. Недаром часто говаривал, что он прирожденный крестьянин…